Кассия (Татьяна) Сенина (mon_kassia) wrote,
Кассия (Татьяна) Сенина
mon_kassia

Categories:

Мирелейский монастырь в Константинополе

От него остался только храм, превращенный в мечеть. Рассказ о монастыре - из R. Janin, Le siège de Constantinople et le Patriarcat Oecuménique. Les églises et les monastères, перевод мой ©; фотографии - мои и ssuvorov, прошлогодние.


*
«Μονὴ τοῦ Μυρελαίου

Согласно псевдо-Кодину, этот монастырь существовал уже около середины VIII века. Действительно, он рассказывает, что Константин V, проходя там, спросил у сопровождавшего его патрикия Камулиана, как называется эта обитель. Когда тот ответил, что это Мирелей, василевс воскликнул: «Ну, так он будет отныне называться Псарелей». Через эту грубую игру слов (масло для жарки рыбы вместо благовонного масла, Ψαρέλαιον, Μυρέλαιον) он показал свою враждебность к монастырю. Монахи, узнав об этой шутке, тотчас сбежали, опасаясь преследований со стороны государя.

Рассказ псевдо-Кодина, похоже, не заслуживает ни малейшего доверия. Помимо того, что он выражает хорошо известную неприязнь православных к импаратору-иконоборцу, он, вероятно, предназначен для того, чтобы придать монастырю древность, которой у него не было. В самом деле, многие византийские писатели утверждают, что он был основан Романом Лакапином (920–944). Император превратил свой Мирелейский дворец в монастырь ἐν τῷ οἴκῳ αὐτοῦ τοῦ βασιλέως Ῥωμανοῦ τῷ ὑπ᾿ αὐτοῦ μοναστηρίῳ ἀμειφθέντι.

Монастырь служил местом погребения для семейства Романа Лакапина. Действительно, мы видим, что многие из ее членов были там похоронены. Во-первых, это Феодора, жена императора, 20 февраля 922 г. Чуть позже Роман приказал высокому сановнику по имени Петрона перенести из монастыря Святого Маманта три саркофага, из которых один был украшен искусной резьбой, а два других не имели украшений, в которых, по преданию, заключались останки императора Маврикия и его детей. Роман повелел поместить их ἐν τῇ τοῦ βασιλέως Ῥωμανοῦ μονῇ, ἤτοι εἰς τὸ Μυρέλαιον. В августе 932 г. монастырь принял тело Христофора, старшего сына Романа, бывшего его соправителем с двенадцати лет; этот государь был похоронен ἐν τῇ μονῇ τοῦ πατρὸς αὐνοῦ. Сам Роман был перенесен туда инкогнито после своей кончины в монастыре на Проте (в июне 948 г.), куда его сослали сыновья. Наконец, в сентябре 961 г. настала очередь Елены, дочери Романа Лакапина и супруги Константина Порфирородного; она была погребена в монастыре своего отца, рядом с ним. Роман Лакапин сделал туда некоторые пожалования по случаю смерти членов его семьи; они еще выплачивались во времена Кедрина.

Роман II послал в Мирелейский монастырь свою сестру Агафию (в 960 г.), по словам Симеона Магистра и Георгия Амартола. Продолжатель Феофана говорит, что царевну звали Анна, а не Агафия. Когда император Исаак Комнин отрекся от престола и был вынужден удалиться в Студийский монастырь (в 1059 г.), его жена Екатерина и дочь Мария постриглись в монахини в Мирелее; первая получила имя Ксения. Скилица говорит, что они остригли волосы и жили как монахини в Мирелейском дворце; Екатерина получила имя Елены. Итак, монастырь был прибежищем для монахинь; монахи появились там позже, как видно из истории XIV века.

Итак, Мирелейский монастырь был женской обителью, уже до 1073 г. у него были владения в районе Милита. Анна Далассина, мать Алексия Комнина, отдала ему весь остров Лерос, как показывают два документа от 1087 г. У него был свой секрет.

Монастырь еще существовал в начале XV века. В феврале 1400 г. патриарху Матфею I пришлось высказаться по поводу виноградника и домов, проданных в τοῦ Μυρελείου μονὴ, за которые не дали их настоящую цену. После осмотра патриарх удовлетворил жалобщика, некоего Иакова Тарханиота.

Синаксари не упоминают Мирелейский монастырь — конечно, потому что он возник слишком поздно. Никакие его праздники не упоминаются в них. Неизвестно даже, имя какого святого он носил. Возможно, он был посвящен Богородице. По крайней мере, у Нее был «молитвенный дом» (εὐκτήριον οἶκον... ἐπανομαζόμενον Μυρέλαιον), как сообщается в Житии святого Андрея Юродивого в Х веке; там можно было видеть чудотворную икону Богоматери.

Местоположение.

П. Жилль первый отождествил Мирелей с мечетью, называемой Bodrumcamii, на северо-востоке от Аксарая. Конечно, он не упомянул название мечети, но его текст, как кажется, не может относиться к другому памятнику. Основанием для этого отождествления ему послужило название, которое здание носило в ту эпоху: templum vulgo dictum Myreleos. Предание было еще достаточно близким к фактам, поскольку протекло лишь около пятидесяти лет с тех пор, как церковь была превращена в мечеть. Все современные авторы не принимают этой идентификации или, по крайней мере, считают ее сомнительной, как например Вулцингер. Однако следует признать, что она подтверждается параллельными текстами. Так, в одном отрывке у псевдо-Кодина говорится, что Хрисокамар был расположен за Мирелеем, возле храма Святого Акакия. Речь тут идет о храме Святого Акакия в Гептаскале, который находился ниже, возле Пропонтиды.


После пожара 1784 г. турки отреставрировали северную часть здания. Оно было значительно повреждено пожаром, который пожрал весь квартал 23 июля 1911 г. В 1930 г. Т. Макриди и Д. Тальбот Райс сделали раскопки и изучили это место, но не углубляясь в исследования. Изучение было возобновлено в 1965 г. под руководством Археологического музея Стамбула в двух разных направлениях. Сесил Л. Стрикер от имени Византийского Института Соединенных Штатов Америки занялся мечетью, а доктор Р. Науманн от немецкого Института археологии в Стамбуле — Ротондой, на которой Роман Лакапин построил свой дворец.


Мечеть была изолирована. Она состоит из двух частей: трехнефный храм размером 12 на 8.50 м. и нартекс, с центральным куполом; под ними погребальная крипта в форме трехнефной церкви (14.82 на 8.14 м., с нартексом 8.14 на 2.68 м.). Никаких украшений, кроме остатков фрески на левой стене. Были найдены погребальные углубления XIV столетия, из них некоторые с костями. Церковь и крипта относятся к одной эпохе (Х век), тогда как Д. Тальбот Райс полагал, что церковь относится к XI веку, а крипта к VII-му! Обломки, найденные при раскопках почвы в крипте, показали, что некогда здание пострадало от пожара — возможно, в XIII веке.





Рядом с мечетью, на северо-западе, была расчищена Ротонда диаметром 40 метров, на которой Роман Лакапин построил свой дворец. Сначала думали, что это мог быть Domus Arcadiae, построенный в IX Регионе, но затем задались вопросом, не был ли это мавзолей, который она внешне напоминает. Впрочем, вполне возможно, что это был большой зал важного здания, как те, что были открыты после 1951 г. во дворце Антиоха и совсем рядом с ним, на северо-западе от ипподрома. Роман Лакапин переделал Ротонду в цистерну, потолок которой он укрепил на рядах колонн. Сверху, но только на восточной стороне, он построил свой дворец, от которого мало что осталось. Дворец сообщался с храмом, расположенным на юго-востоке.»


*
В крипту под храмом не пускают, а Ротонда, как я поняла, находится как раз под тем местом, где я стою на последней фото. Храм светлый и воздушный. Он весь отделан под мечеть, ухоженный, и турки очень гордятся тем, что восстановили его: в притворе висит стенд с фото, рассказывающий о процессе реставрации. После того, как мы осмотрели храм, дежурный турок позвал нас в свою комнатку при входе и попросил написать что-нибудь в гостевую книгу. Я написала что-то приятное, уже забыла, что :)
Tags: Κωνσταντινούπολις, Византия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 22 comments